Путь Воина и Живая Жизнь

Собственно еще в школе, в старших классах, на волне увлечения каратэ и… Мортал Комбатом я читал тоненькую брошюрку Миямото Мусаси (?) о Пути Воина (бусидо). Там было много разного, в тот момент понятного и логичного, но сейчас уже, на фоне известного о мире, косного, патриархального, устаревшего. Наиболее ярко запомнилась мысль о том, что воин должен стремиться к смерти. Сама фраза противоречила тогда известному мне. Как это так? В моем представлении человек становится сильным, чтобы избежать преждевременной смерти, препятствовать ее наступлению для окружающих. А тут — надо стремиться.

Видимо автор понимал, что подобная формулировка захватит внимание, а может и все-равно ему было — он просто писал. Вы вот хотите, ускорить свое умирание?

Контекст постепенно дает понимание тому, что я считаю квинтэссенцей Пути Воина. Все остальное вытекает либо из этого, либо из той культуры, в которой находится постигающий.
Суть не в том, чтобы стремиться умереть, а в том, чтобы постоянно ощущать конечность жизни и то малое время, что на нее отведено. Ощущение бессмертия дает человеку праздность, способность разбазаривать свое внимание, поверхностность — потому что всегда успеешь.

«Если отвлечься от практических уложений, подлинный духовный смысл учения Бусидо — в том, что воин должен жить, осознавая, что он может умереть в любой момент, что нужно ценить каждую минуту, проведённую при жизни, потому что она может оказаться последней. Только человек, готовый к смерти, может жить, видя этот мир в полном цвете, посвящая весь свой досуг саморазвитию и помощи ближним. Только тот, кто понимает, что, быть может, видит это в последний раз, может смотреть на мир с такой любовью и замечать то, на что обычные люди в суете жизни не обращают внимания. Он чувствует, как солнце греет его своими лучами, как красиво поют птицы и шелестят листья деревьев, как листок, сорвавшись с ветки, кружась, попадая в ручей, стремительно плывёт по течению. Поэтому среди самураев было немало поэтов. По неписаной традиции многие из них оставили нам свои предсмертные стихи, сочинённые перед совершением сэппуку. Многие увлекались театром Но, каллиграфией и изобразительным искусством.»

Япония — контрастная страна. Прекрасная природа, перепады высот, окруженность морем и океаном, острова. Все это, на фоне бедности по ресурсам, населенности и близости к центру восточной культуры и философии — Китаю — дает чуткость к окружающему миру, способность ценить прекрасное в малом.
Думаю многое дало и то, что столь бедная страна должна была выбрать воинский путь для развития. А он дает понимание мимолетности жизни. Человеческое стремление к бессмертию дало ответ — яркая вспышка жизни — единственная ценность. А кто ярче всего горит? — Тот кто знает, что это в последний раз.

На кумитэ многие, наверное, замечали, что наивысших успехов достигают те, кто самоотвержены. Те, кто не бережет себя. Да, есть бои, где мастер выбивает соперника сразу, но такова жизнь — это не значит, что мастер не рассчитывал на сильную встречу. Просто в своей подготовке к смерти он немного отсрочил ее приход.

Как и в любом явлении, с точки зрения диалектики, постепенно наступает качественный переход и стремление к смерти становится гибелью культуры. Количество самоубийств, вначале гармонично вписанных в культуру в качестве последнего доказательства, становится катастрофическим. Самопожертвование переходит в стадию самоотречения — что начинает противоречить живой жизни и ведет к закату бусидо.

Сейчас, как я его видел, оно преподается только как воинский путь — качества человека-воина без глубокой философии, т.к. на это, на тренировках просто нет времени. Многие, на фоне антисуицидальной истерии, вообще стараются умолчать этот аспект из воспитания — считают, что спортсмен сразу пойдет делать себе харакири (его кстати самостоятельно не сделать).

Два последних проявления о которых я слышал — методика удушения Кочергина, в которой он доводит человека до потери сознания, а потом реанимирует (похоже на посвящение морскому богу в «Игре Престолов»). Второе — тренировки с риском для жизни у Дмитрия Котвицкого (но тут инфа вообще не проверена). Но в целом мало ли у нас народу, которые щекочут себе нервы адреналином в попытках повысить ощущения от жизни?

Изначальный бусидо (сразу оговорюсь, что это идеализированное его восприятие и как оно на самом деле было — не знаю) был гораздо ближе к реалиям жизни, не требовал излишнего риска, исходил из четкого понимания потребностей того времени и, своим ощущением окружающего, выраженным через материальные объекты культуры, давал серьезный мотив к его практике.

Добавить комментарий