Теоретическая и практическая работа с коллективом

Эта заметка подводит итог под очередным этапом изучения и практического применения методик формирования коллективизма у учеников секции по каратэ. Среди мероприятий, проведенных за этот период основную роль играет празднование 130-летия А.С.Макаренко в виде юбилейного семинара-соревнования по ката.

Теоретических работ о формировании того или иного коллектива довольно много и авторы даже делятся конкретными методиками по воплощению их на практике. Но на деле все очень ситуативно, зависит от личности педагога, обстоятельств, среды и изначального «материала». Причем среда и обстоятельства, допустим — зал, школа, административная форма, вид деятельности в принципе контролируются механически (их можно поменять, подстроить под себя). А вот ученики — нет. Если мы не педологи какие-нибудь — должны работать с теми, кто есть. Отсюда принципы олимпийского отбора, когда ученику отказано в участии из-за того, что он не вписался в ритм коллектива, неприемлемы.

Коллективизм — главенство интересов коллектива или группы (общества, государства, нации или класса) над интересами личности, признающей приоритет общественного блага над личным и добровольно подчиняющей свои интересы интересам общества.

Мы начали работу по формированию коллектива по макаренковским и нечаевским принципам. А в них самое важное — понимание «что?» и «зачем?». Менторский подход, когда ученикам втолковываются какие-то истины вызывает лишь скуку, если они не видят точно где им применение. Отсюда и негативное отношение ко всем этим словам на тренировках: «Мы должны!..», «Вы обязаны!..», «Истина в том-то!…». Восприятие происходит лишь того материала, который можно увидеть и пощупать руками.

«Удар ногой?» — «Отлично, надо брать!»

«Коллективизм?» — «А зачем???»

Поэтому, для начала, нужно было использовать несколько наглядных примеров. Мы, назвавшие себя макаренковцами, шли учиться тому, что по идее должны были демонстрировать сами. Причем не конкретной модели, а обобщая из разных источников. Затем уже, можно апеллировать к ним (источникам) со словами: «Вот помните как там было? Давайте так-же или даже придумаем получше!»

Групповизм — подвид коллективизма (иногда считающийся синонимом) работающий за счет противоречия «свои-чужие».

Первым примером несомненно является групповизм в каратэ. С ним нужно аккуратно, т.к. он агрессивен к окружающим. Человек неравноценно относится к представителям других групп. Преподаватели внимательно следят за негативными проявлениями, но иногда даже специально провоцируют их (якобы это способствует появлению тяги к победе и соревновательного духа). Однако в групповизме проявляются чувства внимательности и заботы, которые уже лучше эгоистического и индивидуалистического закручивания на себя. Поэтому среди сознательных (а мы учитываем и семейное воспитание и личную работу учеников) представителей групп часто бывает перенос своих качеств на других (узкоспециализированный коллективизм, т.к. он заточен не на целостное восприятие другого человека, а на сопоставление его с членом своей группы). Первичное вырывание учеников из их внутренней замкнутости происходит в атмосфере сопереживания — соревнованиях. Причем, чем сложнее соревнование — тем больше эффект. Объединению в группу способствуют «костыли» в виде общей символики, формы, названия и т.п. (что коллективисту совершенно не важно).

Перенос положительных групповистских качеств на более широкий круг чаще всего происходит от силы. Выигравший бой благодушен, его самооценка нормальная, а самоутверждение не проявлено. Поэтому важно было обратить внимание именно на эти два параметра: ребята должны много уметь, знать цену своему труду, но при этом стремиться выше и не зазнаваться. Те, кто в группах обладают перечисленным, обычно ведут себя по-коллективистски.  Плюсуя сюда неплохую дисциплину, которой добиваются преподаватели и в виде лучших учеников мы получаем весьма компанейских, отзывчивых и внимательных людей. Однако их коллектив — это группа, разросшаяся до явления (например каратисты или просто «свои ребята»).

Можно пойти дальше, за пределы своего направления. На семинаре по самбо мы увидели варианты групповизма-коллективизма, проявленного у спортсменов классической школы, можно сказать советской. Он, кстати, сохранен и у каратистов, которых воспитывают тренеры, заставшие СССР. В нем забота о сохранении здоровья друг-друга, независимо от принадлежности. Стремление и умение объяснить то, что умеешь. А также в спорте нет навязывания некоей элитности относительно других видов: художественная гимнастика и бокс одинаково уважаемы (правда тут сомнения насчет кёрлинга ;)). Т.е. нет соревновательности между ними, как между тхэквондо и каратэ, например, или между каратэ (офигительное боевое искусство) и боксом (что это вообще?). Т.о. если в спорте мы развиваем человека-коллективиста — нужно выводить его не только за рамки группы, но и за рамки вида, а то и направления. Это не значит, что нельзя иметь основной специализации, но знакомиться с другими — обязательно.

Задаем вопрос ученикам о том, какая у них цель. Конкретная цель позволит лучше простроить план ее достижения, но мне кажутся более перспективными цели далекие, большие и даже немного абстрактные. Человек может потерять интерес к небольшой цели или достигнуть ее, а нужно что-то на уровне смысла жизни. Тогда спорт станет одним из инструментов, но при этом будет гармонично сочетаться с развитием в других направлениях: эмоциональном и интеллектуальном. Таким образом концентрироваться надо на стратегических направлениях, обозначая тактические.

Я тут в одном пособии прочитал про цель: «черный пояс». Конечно в описании требований к мастеру есть не только физические характеристики, но и духовные. Но мы-то знаем как проходят дан-тест?. Т.е. нужно ставить целью не «черный пояс», а для чего там он нужен. И так или иначе выводить на служение людям.

«Тренируясь мы формируем нового человека — защитника и служителя людям. Никто не знает как, когда и в какой форме понадобится нам каратэ: может придется воевать против несправедливости с оружием в руках, а может — сумку бабушке до дома донести».

Всестороннее развитие позволяет апеллировать не только к авторитету реального спортивного окружения, но и к художественным образам. Накануне дня рождения А.С.Макаренко мы смотрели «Педагогическую поэму». Теперь можно твердо и со смыслом говорить «Не пищать!», вспоминать героев оттуда, да и сам Макаренко перестал быть далеким и чужим, навязанным руководством секцией в виде костыля-имени (см. выше Групповизм).

Афиша (можно увеличить), использовавшаяся перед показом «Педагогической поэмы»

4 марта в честь 130-летия А.С.Макаренко состоялись тренировка-соревнование-семинар по ката, в которых в качестве судей выступали спортсмены до 17 лет (самой младшей — 10)

Как выйти на широкий коллектив и более абстрактную мотивацию — обществом, а то и вообще людьми далекими, малопонятными?

Ребята, готовившие показательные выступления, а также ката, ежедневно сталкиваются с противоречиями в их оценке. Хорошо, если преподаватель может четко объяснить свою позицию и ошибки выступающего. Но вот выходят судьи из числа сверстников и кто во что горазд. Как ребята могут помочь сами себе, без авторитета? Может быть ответ на этот вопрос поможет и другим группам (а то и выше — клубам, федерациям)? Ученики составили список характерных ошибок, писали по желанию анонимно, без страха ошибиться, но и без получения бонуса за правильность. Лишь один из 12 листков оказался подписан (сработало самоутверждение ученика). На основе этих списков была сделана программа оценки, которую судьи на соревнованиях должны знать назубок. Надо ли говорить о чувствах детей, которые провели друг для друга такую работу?

 

На боковом судейском стуле флажки и программа оценки для ведения статистики

Чтобы проверить не только работоспособность методики (она в общем-то очевидна), но и иметь статистические данные по ошибкам, выполняемым спортсменами, судьям была предложена письменная работа (заодно она закрепляла навык сверяться со списком). Подчеркиваем, что ни участники СКиМ, ни приглашенные (а такие были) из других групп не имели иного стимула для выполнения этой работы, кроме как добросовестность и понимание важности для системы каратэ в целом — ведь настоящие соревнования проводятся совсем не так.

Шендан ни рэй — первый поклон в ритуале начала и окончания тренировки, выполняющийся в адрес всех занимавшихся, занимающихся и тех кто будет заниматься каратэ. Это единственная отсылка к широте боевого искусства из практических действий в кёкушинкай. Лекции не в счет и остаются на совести каждого конкретного преподавателя.

Отдельно стоит отметить и состав участников соревнований. Только те тренеры, для кого интересна подобная исследовательская работа, мотивированные не только индивидуальным и групповым развитием, представили своих учеников и поддержку. Пусть даже подавляющее большинство пришли просто на соревнования — это был эксперимент со всех сторон: первый опыт выступлений в формате ката, первый опыт судейства, организационные задания.

Участники, тренер и судья от секции «Северный Ветер»

За день мы готовили зал, был кинут клич в чат общей группы с просьбой помочь, но с учетом довольно позднего объявления об этом, мы не рассчитывали на аншлаг. Его и не случилось. Пришли четверо. Несмотря на направленность группы, во многом я привык руководствоваться в управлении старым иерархическим методом. Это идеально, когда командир занят только одним делом. И зачем тут коллективизм, когда есть старая добрая армия? Опыт другого нашего педагога-художника иной, ближе к классическому макаренковскому: добиться от учеников самостоятельности в принятии решений и организационных действий. Отрепетировали. Стало понятно, что аспект такой работы в секции был упущен — в план на будущее. Но даже те, кто на репетицию не попал на следующий день демонстрировали относительную самостоятельность.

«На тебе 4 скамейки слева, на тебе — справа, на тебе — татами. Начинаем организацию зала! Твои действия?» — «Марат и Витя за мной! Берите эту скамейку и тащите во-о-он туда. Константин Евгеньевич и Андрей, берите вторую и со мной во-о-от сюда. Нет не так, вдоль линии!»

И это в одиночку руководитель не сделает, а у него ответственность перед всем коллективом.

Что нужно проработать? Ставить ребятам творческие и не очень задачи с передачей полной ответственности за их невыполнение. Из банального: повышать мастерство (самооценку). Нужны примеры коллективизма из жизни, близкие и понятные.

Помимо информации о выступлениях на стенде висят детские рисунки, раскрывающие жизнь каратиста вне тренировок и боев

 

Ширмы, на которых рассказывается история становления секции и результаты ее «внеклассной» работы

 

Выдавая дипломы, была допущена ораторская ошибка: говорилось о научном  эксперименте, вместо того, чтобы акцентировать на содержании сделанного. Из-за этого по залу прошли шепотки об отношении как к подопытным кроликам. Забавно, ведь по сути вся работа с детьми — это вечный эксперимент. А кролики не только не знают, что с ними сделают, но еще и с большой долей вероятности «откинут копыта» в конце. Но на будущее заметка — все расшифровывать доступным языком.

 

Добавить комментарий